ЗАМЕТКИ ИЗ ИЕРУСАЛИМА – СЕНТЯБРЬ 2009

4 Сентября 2009 года

Шалом, хавэрим!

Милость Всевышнего… Кто-то верит в нее, кто-то нет. Кто-то знает о ней, кто-то ощущает ее ежедневно. Так получается, что люди вспоминают о ней чаще в трудных ситуациях, когда им плохо. В Израиле не думать о ней невозможно даже когда все вокруг, кажется, хорошо! Как и невозможно не вспоминать ежедневно и ежечасно те или иные слова из Писаний. Большинство моих друзей здесь переживают в этом отношении те же чувства, что и я.

Так много всего сошлось в Израиле. Довольно давно уже я не присылал вам сводки наших новостей, но сам-то я их читаю ежедневно, смотрю вокруг и вижу, что вряд ли другая страна смогла выжить в таких условиях. Внешне у нас — мир и безопасность, а по сути мы все время стоим на краю пагубы.

Не скажу вам ничего нового: все так же арабы забрасывают еврейские машины камнями и бутылками с зажигательной смесью. Все так же планируются теракты и обстрелы. Все так же они атакуют наши поселения. Все так же главные активисты антиизраильских акций и требований — сами евреи-израильтяне. Все так же израильское правительство принимает решения, которые трудно назвать про-израильскими. Все так же то арабы, то харедим, то леваки проводят митинги и устраивают “акции гражданского неповиновения”. Все так же процветают анти-израильские настроения в разных странах мира.

И все так же Всевышний хранит свой народ. Пока хранит. Потому что мы знаем, что пришествию Машиаха будут предшествовать годы скорби. Значит, будет еще время страданий и для Израиля — для народа и страны. Будет время страданий, которые необходимы, чтобы свершилось окончательное избавление.

Люди из других стран, очевидно, тоже понимают, что в Израиле Всевышний проявляет себя особенным образом. Кто по вере, а кто из суеверия приезжают в Израиль, посещают Иерусалим, приходят к Стене. Молятся, оставляют записки. Присылают записки почтой: есть специальное почтовое отделение, в котором записки вынимают из конвертов и вкладывают в Стену. Теперь вот организован интернет-сервис: присылаешь записку электронной почтой, специальный работник распечатывает ее и кладет в Стену. Серьезное и забавное рядом.

Мусульмане поднимаются на Храмовую гору, молятся там. Не только наши, местные мусульмане. Из республик бывшего СССР и из районов России, в которых преобладает мусульманское население, многие едут. Думаю, скоро усилится поток мусульман из стран ЕС, в которых этих самых мусульман становится все больше и больше.

Люди ищут Бога и обращают свой взор на Израиль. В общем-то, логично.

Вот, недавно спасли гражданина Ирана, молодого парня, 27 лет от роду, который свалился в яму неподалеку от горы Гризим, в Самарии. Иранец оказался не разведчиком или диверсантом, а паломником, богоискателем. По его собственным словам, он “приехал, чтобы найти Бога, так как слышал, что эта гора одно из самых святых мест в мире”. Два дня он разыскивал Храм, который, как он считает, находится под горой Гризим. А потом спустился в яму глубиной 6 метров и не смог выбраться из нее. Хорошо, что в ходе поездки по этому району неподалеку оказался полковник ЦАХАЛа Ицик Бар, командующий дивизией Самарии, который услышал крики о помощи и вызвал спасателей. Так что Бога иранцу пока увидеть не удалось. Зато удалось ощутить на себе милость Всевышнего. Несмотря даже на то, что Храм искал он не на той горе. Впрочем, сейчас время, когда и не на той горе и не на этой не найдешь Храма…

Пока нет Храма, в Иерусалиме напротив Храмовой горы, на территории еврейского просветительского центра “Эш-а-Тора” (“Огонь Торы”) установлен макет Второго Храма, правда, в 60 раз меньше настоящего. Если нельзя нам даже молиться на Храмовой горе, не говоря уж о том, чтобы восстановить там Храм, можем теперь посмотреть его макет, послушать лекции специалистов. С познавательной точки зрения — важное, доброе дело. С исторической — печальная мелочь. Но ведь еще каких-то 60 лет назад, даже 40 с небольшим, трудно было представить, что евреям вообще когда-нибудь разрешат поставить в Иерусалиме пусть и макет Храма.

Когда в 1967 году евреи отразили агрессию Иордании и после долгих-долгих лет взошли на Храмовую гору, казалось, что наконец-то восстановлен Израиль, восстановлен Иерусалим, сбываются пророчества. Есть запись радиопереговоров, сообщение о том, что ЦАХАЛ освободил гору. Впервые я услышал эту запись лет 10 тому назад, когда еще не понимал ни слова из нее. Но и тогда интонация, срывающийся голос говорящего потрясли меня. Сколько бы я ни слушал запись, острота восприятия не снижается, остается такой же, как в первый раз… Только что прослушал еще раз. Голос генерала Гура сквозь шум эфира: «Храмовая гора в наших руках!» Потом голос другого человека (видимо, запись другого доклада) — радостный и плачущий, срывающийся во всхлипывания: «Мы посреди Старого города!» У меня самого опять подступили слезы, ком в горле, мурашки по спине…

Но оказалось, что евреи не знают, что им делать с Храмовой горой… Моше Даян передал контроль над этим местом арабам. Потом в своей книге он так объяснил этот свой поступок: “… именно потому что эти места находились под нашим контролем, от нас зависело показать большую терпимость … Бесспорно, мы должны уважительно относиться к Храмовой горе, как к историческому месту, связанному с нашим древним прошлым, однако не следует причинять неудобства арабам, которые используют ее в той роли, какую она исполняет сегодня — являясь местом поклонения мусульман”. По каким-то своим соображениям, по каким-то причинам он не помнил, что задолго до того, как появились первые мусульмане, Бог определил это место местом поклонения ему самому, Творцу неба и земли… Всевышний обещал, что на этом месте будет дом молитвы для всех народов, а не только для мусульман… Наверное, Даян об этом просто не знал… Или забыл…

Последний раз миньян молился на этом месте летом 1967 года. И до сего дня главное место молитвы евреев, их святыня — Стена Плача, символ галута и разрухи. А мог бы быть Храм — символ восстановления власти Всевышнего над нашей землей. Мне по-человечески досадно, что Даян принял такое решение. Мне очень хочется видеть Храм Всевышнего на том месте, где он должен быть. Но что мы знаем? Может быть, в решении Моше Даяна тоже проявилась милость Бога? Ведь все-таки имя у генерала какое! Моше — как звали великого пророка. Даян — что значит “судья”.

Может быть, наша печаль при виде чуждых строений на месте Храма нужна нам самим? Чтобы не остывали, чтобы ревновали о Боге, чтобы еще больше желали воцарения на Сионе Машиаха? А может быть, таким образом само священное место хранится от полного разрушения? Однажды ведь была уже здесь чудесная история. Она не слишком широко известна, но сама по себе очень примечательна.

Жил когда-то в Израиле такой еврей Марек Шварц. Судя по имени, приехал он из Польши. Или из той ее части, которая входила в Российскую империю. Конечно, он мог происходить из Чехии, но я думаю, что из Польши. Точно не знаю. Во время Первой мировой войны Марек Шварц командовал артиллерийской батареей в турецкой армии Джамаля Паши. Когда в декабре 1917 года Джамаль Паша был вынужден оставить Иерусалим под натиском английского генерала Алленби, Шварц получил указание “разбомбить Иерусалим, превратив его в ад”, как только в него войдут англичане. По личному приказу Джамаля Паши Шварц навел артиллерийские орудия на Храмовую гору. Однако когда Джамаль уехал в Меггидо, чтобы организовать там последний оборонительный рубеж перед Дамаском, капитан Шварц, вместо того, чтобы уничтожить Иерусалим, перешел на сторону англичан. Храмовая гора не была расстреляна. Находящиеся на ней строения не пострадали. А генерал Алленби, выказывая свое почтение Святому граду, вошел в Иерусалим пешком.

Что это было? Ироничная улыбка Всевышнего? Пробуждение “еврейского самосознания” у капитана Шварца? Или милость Бога, не попустившего еврею уничтожить самое святое для евреев место?

Сегодня кто только не обвиняет евреев в захвате и осквернении мусульманских святынь Храмовой горы, так что не лишне вспомнить, что именно мусульманин отдал приказ о разрушении третьего по значению святого места в исламской религии, а именно еврей предотвратил это разрушение. Правда, тем самым он сберег не только мусульманские святыни, но и самую важную святыню иудаизма — Храмовую гору. Ну так еврей ведь, что уж с этими евреями поделать!..

А может быть, Храмовая гора закрыта для молитвы евреев потому, что сами евреи не готовы молиться там в полном единстве? Даже религиозные евреи не едины в своем отношении к восстановлению Храма, что уж говорить о светских…

А Всевышний милостив: он терпит и тех и других, он хранит свой народ, он все еще не отнимает Иерусалим и гору Мориа от Израиля окончательно. Несмотря на то, что не так уж много в Израиле веры.

Это ведь только кажется, думается издалека, что евреи все поголовно должны хоть как-то верить в Бога, а уж израильские евреи — тем паче. Особенно когда читаешь библейские обетования и библейские пророчества в отношении Израиля. На деле же все не так. Как метко написал один журналист, “в Израиле так много святых мест, что у некоторых израильтян уже не осталось ничего святого”. Тут чего только не найдешь, каких только религий и философий не встретишь, но в основном, конечно же встречаешь современных людей: неверующих, занятых работой и развлечениями. Или развлечениями и работой — это уж кого как получится. Как в любом народе.

Самая большая группа религиозных евреев — это иудеи. Помните, мы говорил о “черных кипах”, “вязаных кипах”. Четверть населения страны исповедует и практикует иудаизм. Но ведь и в рамках этой группы есть самое разное отношение к своей стране, к Израилю как государству.

Мы не удивляемся, что либералы из светских и христиан проводят демонстрации под “палестинскими” флагами и называют современный Израиль (весьма-таки себе демократическое государство) фашистским, нацистским. Лично знаю нескольких христиан, репатриантов из СССР, которые открыто сравнивают нынешний Израиль с нацистской Германией и желают уничтожения как самого этого государства, так и всех иудеев и всего хоть сколько-нибудь еврейского в нем. Знаю одного даже епископа, у которого при разговорах с иудеями “закипают гены” и ему хочется перенестись во времена испанских королей, преследовавших евреев. Печально, больно говорить об этом, но это тоже есть. И об этом тоже надо знать.

Но такие явления хоть как-то можно объяснить… Светским все еврейское иудейское противно, потому что им важна “личная свобода”. Свобода забыть о Боге. Свобода презреть Тору и заповеди. Свобода наслаждаться грехом. У христиан могут быть свои счеты с евреями: начиная от “они нашего Христа распяли” и элементарного непонимания еврейского мировоззрения и еврейского образа жизни до вполне реальных притеснений и нападок со стороны иудейских экстремистов.

Кстати, для справки скажу, что по статистике на конец прошлого года в Израиле насчитывается 154 тысячи христиан (2,1% населения). 80% из них — арабы (большей частью православные греческого толка), а остальные тридцать с лишним тысяч — это в основном недавние репатрианты, главным образом из бывшего СССР, причем среди них весьма много неевреев.

Да, так продолжу… А как объяснить, что отрицают и ненавидят Государство Израиль, что проводят демонстрации под “палестинскими” флагами самые настоящие иудеи-ультраортодоксы? У них есть свои теологические резоны такого отношения. Против некоторых таких объяснений трудно возражать. Но есть ли в Торе оправдание тому, чтобы еврей ненавидел еврея? Чтобы в Шаббат нападал на ближнего и даже швырялся камнями (что в Шаббат, вообще-то запрещено всеми еврейскими правилами)? Ведь именно эта группа ультраортодоксов-антисионистов и устраивает в последнее время беспорядки в Иерусалиме. Беспорядки, которые теперь возникают по любому поводу, хотя начинались вроде бы с понятных протестов против работы по Шаббатам автостоянки на границе ортодоксального района. А теперь дошло до того, что на прошлой неделе впервые полиция вынуждена была открыть огонь по религиозным демонстрантам. Впервые в истории Государства Израиль. Жаль, что представители большей, умеренной части сообщества харедим молчат. Жаль, что молчат ведущие раввины Израиля. Ведь деятельность экстремистов не только усиливает отторжение светских израильтян от Всевышнего и его Торы. Она отдаляет нас от того момента, когда мы сможем все вместе молиться на горе Мориа, на месте, указанном Всевышним.

Милостив Всевышний к своим творениям… Но милостивы ли к нему мы?

Будем живы бээзрат аШэм!

18 Сентября 2009 года

Шалом, хавэрим!

Опять я летал в Россию, опять возвращался домой… Надо было съездить, необходимо. Иначе бы не поехал. При всем при том, что в России меня встречают и принимают дорогие мне люди, во всем остальном такие поездки доставляют мало удовольствия. А дорогих людей я бы лучше сам принял у нас в Иерусалиме.

Я откладывал и откладывал поездку, сколько мог. Но дальше откладывать было нельзя: и дела требовали моего присутствия в Москве, да и надо было съездить до периода осенних моэдим, установленных Богом дней, которые по-русски мы обычно называем праздниками.

Первый из них наиболее известен как Рош-аШана или еврейский Новый год. Он как раз начинается сегодня вечером. Один из обычаев Рош-аШана — есть яблоки с медом. Представьте себе теперь мое удивление, когда мы зашли в Подмосковье в обычное русское кафе “Шоколадница”, нам дают сезонное меню, а озаглавлено оно… “Яблоки и мед”! Не удержался я, спросил, не к еврейскому ли Новому году такое меню… Но по лицу официанта тут же понял, что вопрос мой был неуместен… Неправильное место выбрал я, чтобы такие вопросы задавать.

Подготовка к Рош-аШана идет целый месяц. Уже месяц каждый день в синагогах трубят в шофар. Притом все это трубление считается лишь подготовкой, тренировкой к основному трублению в день трубного звука, как назван Рош-аШана в Торе. Точнее, там он назван один раз “день трубного звука”, а другой — “день памяти о трубном звуке”. Мудрецы наши объясняют, что первое из этих названий относится к случаям, когда Рош-аШана выпадает на будни, потому что тогда действительно трубят в шофар, а второе — к тем случаям, когда он совпадает с субботой, потому что тогда в шофар не трубят, и получается, что о трубном звуке только вспоминают.

Месяц уже каждую ночь сефарды читают слихот — молитвы с просьбой о прощении. Ашкеназы читают эти молитвы всю последнюю неделю. Это тоже подготовка к Рош-аШана.

Мы так привыкли к тому, что Новый год — это что-то доброе и хорошее, полное надежд, что и еврейский Новый год представляем себе примерно таким же праздником, только без немецкой елки со звездой. Сегодня и многие евреи примерно так думают. Но на самом деле настоящий еврейский Новый год — это день Суда. Подчеркну — не осуждения, а справедливого и милостивого Суда. Евреи верят, что в этот день Всевышний каждому еврею определяет, каким будет для него наступающий год: еще одним годом жизни или годом смерти, годом процветания и радости или годом трудностей и печали. Трудностей и печали, конечно же, не хочет никто, хотя многие и понимают, что трудности и печали тоже могут содействовать благу человека. Смерти, трудностей и печали не хочет никто — вот и произносят евреи молитвы слихот, признавая свое несовершенство и взывая к милосердию Совершенного.

Представьте только: главное в подготовке к Новому году — не закупка выпивки и нарезка салата оливье и винегрета тазиками, а раскаяние и просьба о милости. Главное в предновогоднем настроении — не суеверная надежда, что теперь-то уж точно “все будет хорошо” (а с чего бы?), а уверенность в том, что Бог милостив, что он хочет миловать согрешающих.

И пожелание новогоднее обязательно включает в себя надежду, что о вас будет сделана добрая запись на наступающий год. Может быть, кто-то хотел бы, чтобы Всевышний просто продлил запись с предыдущего года, но большинство надеется, что новая запись будет лучше прежней.

Впрочем, о праздничном угощении тоже не забывают. Что же это были бы за евреи, которые забыли бы о праздничном угощении?! Мы и в пустыне хотели лука и других овощей, а уж когда все под руками!.. Уже несколько дней, как в магазинах и на рынке царит оживление. Особо популярны, конечно, те продукты, которые надлежит есть на Рош-аШана: яблоки и мед, рыба, лук-порей, свекла, гранат. Но купить мало — надо еще и приготовить! Сегодня с кухонь и балконов (на балконах у нас тут жарят мясо на гриле) разнообразные супераппетитные ароматы потянулись уже часов с 12. Я вышел на улицу в начале первого — полное затишье, только восхитительные запахи еврейской праздничной еды витают над склонами холмов…

Пройдут два дня праздника, начнутся дни трепета — будем готовиться к Йом-Киппур.

В этой связи мне вспомнилось вот что. На этот раз я оставлял свою машину в аэропорту. Прилетел из Москвы, взял машину со стоянки в аэропорту Бен-Гурион и поехал домой. Быстро и удобно. Удобнее может быть только такси.

Я радовался, что вернулся домой, но и немного грустил из-за трудностей в работе… Ехал, занятый своими мыслями… В какой-то момент даже удивился, что не испытываю обычного восторга при виде наших холмов, пусть и занятых пока арабами… Расстроился, не утерял ли я свою первую любовь к Израилю…

В машине у меня играла музыка — недавно записал новый диск прекрасных израильских песен, с великолепными словами: о Боге, о человеке, о вере, о нашей земле… Проезжаю последний поворот перед Иерусалимом, после которого открывается вид на город… И ровно в этот момент начинается песня “Йэварэхэха Адонай вэйшмэрэха…” (“Да благословит тебя Господь и да сохранит тебя…”)… Я чуть не заплакал…

Пусть так же пройдут у нас все дни между Рош-аШана и Йом-Киппур. Пусть мы волнуемся в эти дни, расстраиваемся и переживаем, но в Йом-Киппур увидим Иерусалим и услышим благословение…

Шана това умэтука дорогие мои! Лешана това тикатэву вэтэхатэму! Да будет вам записан и подписан добрый год!

Будем живы по милости Господней!

PS На нашем сайте появилось много материалов по Рош-аШана. Кому интересно — заходите на www.myjerusalem.org.il и читайте, смотрите, слушайте.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *