ЕВРЕЙСКИЙ IQ (ЧАСТЬ 1)

“The Bell Curve”, что переводится на русский язык как <<Колоколообразная Кривая>>, это всего лишь название книги. Книга эта увидела свет в  сентябре 1994 года, вышла она на английском языке в Соединенных Штатах в издательстве <<Free Press>>. Авторы её – два Американских профессора: психолог Ричард Хернcтайн и политолог Чарлз Марри и книга сугубо научная. Причём достаточно объёмная, в ней около 850 страниц.

Несмотря на сугубо научный характер и по тематике и по стилю изложения книги, она привлекла к себе всеобщее внимание и вызвала многочисленные и порой крайне резкие отклики, причём не только и не столько в научных кругах, сколько в самых широких слоях американского общества. Причина такого интереса лежит на поверхности: выводы книги потрясли те социальные основы, на которых построено современное американское общество.

Еврейский интелектКнига имеет подзаголовок <<Интеллигентность и классовая структура в Американской жизни>>. В качестве меры интеллигентности выступает параметр IQ, сокращение от английских слов intelligence quotient, количественная оценка уровня интеллекта человека. Параметр этот определяется с помощью специальных тестов, которые рассчитаны на оценку мыслительных способностей (а не уровня знаний, то-есть эрудированности). Тесты IQ разрабатывались таким образом, чтобы среднее значение для очень большой массы людей было 100, 50% этой большой массы имели значения между 90 и 110 и по 25% – ниже 90 и выше 110. Распределение любой совокупности случайных величин относительно их среднего значения носит название <<нормального распределения Гаусса>>, которое в графическом виде имеет вид кривой в форме колокола. Названа эта кривая так по имени выдающегося немецкого математика Иоханна Карла Фридриха Гаусса (1777 – 1855), который ввёл её в обиход. Отсюда и название книги. Попутно заметим ещё раз, что в центре (то-есть средний общечеловеческий интеллект) I.Q. имеет значение 100. Лица, имеющие IQ выше 130, характеризуются как люди талантливые, ниже 70 – как умственно отсталые.

Авторы, опираясь на обширные статистические данные, рассматривают вариации в интеллигентности у различных групп Американского общества, предупреждают об опасных последствиях разрывов в уровнях интеллигентности этих групп, предлагают корректировки национальной социальной политики, призванные уменьшить эти опасные последствия.

При этом, оба профессора в своей книге убеждённо защищают тезис, что параметр I.Q. является определяющим в жизни людей и от его величины зависят многие качества, достижения, неудачи и само поведение людей, что в конечном итоге определяет весь их характер жизни, экономическое благосостояние, способность успешно выполнять ту или иную работу, шанс стать преступником и даже возможность нежелательной беременности и т.д. Если теперь к этому добавить, что оба профессора полагают, что определяющим фактором для IQ каждого человека является его наследственность, то далее следует вывод, плохо согласующийся с общепринятыми в Соединенных Штатах понятиями: люди не равны и такими и рождаются и, что бы общество не делало для них, разницу между людьми можно чуть уменьшить, но полностью устранить невозможно. То есть люди с момента рождения принципиально разные по своим талантам и возможностям, таковыми останутся всю жизнь и шансы добиться успехов на жизненном пути у них тоже разные.

Для такой книги две вещи были очевидны с самого начала: она станет бестселлером, что и случилось, она вызовет массу откликов, что также случилось. В первые же месяцы после её выхода в свет в разных странах было продано 400 000 экземпляров – немыслимое количество для толстой, дорогой и сугубо научной книги. И появилось несколько тысяч откликов и комментариев. В попытке опровергнуть авторов книги были написаны статьи, сделаны доклады и даже сочинены другие книги, главная цель которых была доказать ошибочность взглядов авторов <<The Bell Curve>>. Но и защитников оказалось достаточно. Среди прочих, например, 52 профессора, в большинстве психологи, многие – признанные авторитеты в области исследования интеллекта и в смежных областях, опубликовали коллективное заявление в газете <<Wall Stree Journal>> в том же 1994 году, защищающее выводы авторов книги. Душой этой группы была Линда Готфредзон, которая сама опубликовала вызвавшую заметный интерес статью, в которой совершенно однозначно утверждала, что <<интеллигентность, выраженная через измеренный параметр I.Q. является наиболее точным и эффективным предсказателем, дающим понятие о будущих индивидуальных достижениях человека в школе и на работе>>.

Несколько слов об авторах. Чарльз Алан Марри, родился в 1943 году, он – политолог, являющийся сотрудником Американского Института Предпринимательства в столице страны – Вашингтоне. Это – академическое учреждение консервативного плана. Ричард Д. Хернстайн, родившийся в 1930 году, психолог, профессор Гарвардского Университета в Бостоне. К большому сожалению он скончался от болезни лёгких буквально перед самым выходом книги в свет в возрасте всего 64 лет. В Гарварде он преподавал в течение 36 лет. Университет этот – один из лучших в мире, является оплотом либералов и человеку консервативного мышления, каковым был профессор Р. Хернстайн, было там не легко.

Ещё в далёком 1971 году он опубликовал статью, утверждая, что интеллигентность является в основном наследственным качеством и, какие бы попытки не делались подравнять её у разных людей, эгалитарный подход не действует. На него обрушился шквал критики со стороны либеральных учёных, ибо Р. Хернстайн косвенно показал, что многочисленные социально-образовательные программы в помощь социально слабым, ставшие популярными в Соединенных Штатах в то время, дадут очень ограниченный эффект и никак не решат проблему. Он развил теорию, согласно которой общество подразделяется на социальные группы или слои, причем фактором, определяющим принадлежность к тому или иному слою является показатель интеллигентности (I.Q.), ибо чем выше этот показатель, тем более успешную карьеру человек в состоянии сделать и тем выше могут быть его доходы. Разумеется, Р. Хернстайн не был первым учёным с подобными идеями, из его предшественников и единомышленников наиболее известным был профессор Артур Енсен, психолог из Калифорнийского Университета в Беркли. Тот тоже указывал, что интеллигентность человека в значительно большей степени определяется наследственными факторами, чем образованием или экономическим статусом.

Против таких непопулярных воззрений высказывались не только либеральные коллеги, но и студенты, выступая с протестами на лекциях, и на общественных дебатах, участником которых Р. Хернстайн был, вопросы ему по большей части задавали скрыто, а часто и открыто враждебные. Но учёный был непоколебим и в другой статье, опубликованной в 1982 году, прямо указал, что I.Q. получают по наследству и тех, у кого этот показатель низкий, надо оставить в покое и учить лишь тому, что они способны воспринять и далее делать. В 1985 году увидела свет книга <<Преступность и человеческая натура>>, написанная Р, Хернстайном совместно с политологом Джеймсом Вилсоном, в которой предпринята попытка доказать, что и склонность к преступности тоже имеет биологические корни, то-есть является во многом наследственным качеством. Естественно, что за появлением этой книги также последовали бурные дебаты. Основной огонь критики во всех дебатах вызывали не выводы авторов, ибо они строго доказывали их статистическими данными, а сам параметр I.Q.: правильно ли подобраны тесты для его измерения, насколько точно и с какой стороны он отражает интеллигентность человека и т.д.

Но это всё ещё были цветочки, а ягодки посыпались на читателей при ознакомлении с третьей главой книги <<The Bell Curve>>, в которой рассматриваются познавательные способности и социальное положение расово-этнических групп, составляющих современное Американское общество, выраженные через тот же параметр I.Q. Обобщив многочисленные статистические данные авторы нашли, что его среднее значение для чернокожих жителей Соединенных Штатов ( политкорректно именуемых сегодня афроамериканцами) – 85, для латиноамериканцев (выходцев из Мексики и других стран Центральной Америки) – 89, для белых американцев – 103 и для выходцев из стран Восточной Азии – 106. При том, что средний национальный уровень принят за 100. Хотя авторы очень осторожны в своих выводах (понимая насколько они взрывоопасны) и всё время подчёркивают сложность проблемы, а также стараются не отрицать начисто роль окружающей среды (полагая, что наследственный фактор составляет только от 40% до 80% в формировании величины I.Q.) и оставляя ей некий процент в улучшении познавательных способностей, но ясно, что основная масса чернокожих и латиноамериканцев были, есть и будут в низших социальных группах, в соответствии со своим уровнем интеллекта, который достался им от родителей. И именно в этих группах – основные социальные проблемы, на решение которых тратятся громадные деньги.

Немудренно, что авторов тут же обвинили в расизме, что сегодня очень модно у либералов, хотя авторы не будучи политиками, а учёными все свои выводы тщательно доказывали общедоступными статистическими данными, проделав большой объём работы и сделав свою доказательную базу весьма убедительной. И ещё один интересный вывод дан в книге: средняя величина I.Q. людей, эмигрирующих в Соединенные Штаты в наши дни, лишь 95, что ниже среднего уровня по стране и сегодняшние эмигранты тянут страну вниз, а не толкают вперед как было век тому назад. Иными словами белые люди в страну более в страну не едут, для них она не привлекательна. Сегодняшние новые иммигранты менее трудолюбивы, менее предприимчивы, менее энергичны, чем в предшествующих поколениях.

Под ударом оказалась также и так называемая программа <<позитивных действий>> (<<affirmative actions>>), являющаяся стержневой во внутриамериканской социальной политике со времен Президента Линдона Б. Джонсона, решившего создать в стране <<великое общество равных возможностей>>. В соответствии с ней в федеральных учреждениях должны быть созданы равные возможности трудоустройства для всех, препятствуя <<дискриминации на почве цвета кожи, религии, пола или национального происхождения>>. На деле это процентная норма наоборот, когда в каждом федеральном учреждении надо иметь и чернокожих и латиноамериканцев и т.д., то-есть выдержать расовые квоты, чтобы не быть обвиненным в дискриминации. В итоге зачастую из нескольких кандидатов на рабочее место выбирается не самый способный, а тот, у кого нужная этническая принадлежность, а таланты и способности становятся вещью более второстепенной. Лишь 15-20% афроамериканцев имеют I.Q, выше 100, что позволяет хоть как-то завершить учёбу в колледже, и лишь 2.5% имеют I.Q, выше 115, что позволяет сделать это вполне успешно. В количественном исчислении это 700 000 – 750 000 человек, то-есть грамотных чернокожих элементарно не хватает для того, чтобы заполнить существующие вакансии в федеральных учреждениях в соответствии с программой <<позитивных действий>>.

Продолжение следует…

Вениамин Чернухин

Читайте также:

комментария 4

  1. Василий:

    С интересом жду продолжения

  2. vb:

    о чем это говорит?

  3. Константин:

    когда я приехал из Узбекистана в Россию, то резко почувствовал, что IQ у людей выше, хотя я против какой-то нации ничего не имею, я готов рассмотреть даже возможность жениться на девушке любой нацианальности

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *