Синдром Мелхолы

Однажды я услышала интересную мысль (не знаю, насколько она верна), что все романтические истории в Библии начинались с инициативы мужчин, кроме одной – истории Давида и Мелхолы.

“Давида полюбила [другая] дочь Саула, Мелхола; и когда возвестили [об этом] Саулу, то это было приятно ему.”

(1Цар.18:20)

Свадьба состоялась. Но история этого брака, мягко сказать, оказалась трагичной. Совместная жизнь не продлилась долго, так как Давиду нужно было убегать от Саула, в чем ему помогла любящая жена. После этого – долгие годы скитания по пещерам и пустынным местам. А Мелхоле – уже замужней женщине – пришлось стать женой другого мужчины:

“Саул же отдал дочь свою Мелхолу, жену Давидову, Фалтию, сыну Лаиша, что из Галлима.”

(1Цар.25:44)

После смерти Саула, когда Давид укрепил свое царство, он приказал Авениру – военачальнику Саула – вернуть ему его законную жену (2Цар.3:14).
О чувствах Давида к Мелхоле нам ничего не сказано, но чувства жены к нему явно изменились. За эти годы ее страсть превратилась в пренебрежение и презрение. Может, я кого-то удивлю или даже шокирую, когда скажу, что подобное чувство сегодня обитает в сердцах многих жен служителей. Я назвала его “синдромом Мелхолы”. Посмотрим на его суть.

Мелхола не скиталась с Давидом по пустыням, не молилась с ним, не слушала его песен, написанных со слезами. Она была вдалеке от него во время самых трудных лет. Эта женщина пришла в его уже состоявшуюся жизнь, не зная, какую цену Давиду пришлось заплатить и сколько слез пролить. Но она пропустила не только это. Самым важным, во что не вникла Мелхола, были близкие отношения мужа с Богом. Библия предлагает нам избирательную историю с целью показать самое важное. И в этих событиях нужно замечать детали, которые похожи на ключики в разгадке образов и уроков. Один из таких ключиков находится в этих стихах:

“И спустила Мелхола Давида из окна, и он пошел, и убежал и спасся. Мелхола же взяла статую и положила на постель, а в изголовье ее положила козью кожу, и покрыла одеждою.”

(1Цар.19:12,13)

Статуя, которую Мелхола подложила в постель, была ни что иное, как домашний истукан, божок, которому поклонялись. Судя по всему, это был ее личный идол. Если бы женщина стала благочестивой и преданной истинному Богу за годы ее разлуки с мужем, мы бы не увидели ее в следующей истории.

“Когда входил ковчег Господень в город Давидов, Мелхола, дочь Саула, смотрела в окно и, увидев царя Давида, скачущего и пляшущего пред Господом, уничижила его в сердце своем.

(2Цар.6:20)

Первое проявление синдрома Мелхолы – отсутствие вовлечения в служение мужа. Прибытие ковчега Господня было чрезвычайным событием, к которому готовился Давид. Он понимал, что иметь ковчег в своем городе в то время значило – жить в присутствии Самого Бога. Но Мелхола не разделяла его радости. Вместо того, чтобы плясать вместе с ним, раздавать хлеб и мясо ликующей толпе, она стояла у высокого окна и цинично смотрела на все это шествие со стороны. Если жена не участвует в служении мужа, она перестает понимать его чувства. Их миры разъединяются: они мечтают о разных вещах, переживают о разных нуждах и мыслят по-разному. То, что Давиду приносило радость, – для Мелхолы было унижением. Она осталась дома пока весь город поклонялся Богу. Мелхола оценивала ситуацию холодными человеческими глазами, в то время как царь Давид торжествовал перед Господом невзирая на мнение людей.  Если ты не задействован в служении всем своим сердцем, ты всегда будешь видеть только поверхностную картину – то есть человеческий видимый фактор. Именно это произошло с Мелхолой: она переживала о мнении людей, стоящих вокруг, и о своей репутации, но никак не о духовных вещах.

Второе проявление синдрома Мелхолы – неприкрытая циничность.

“Когда Давид возвратился, чтобы благословить дом свой, то Мелхола, дочь Саула, вышла к нему на встречу и сказала: как отличился сегодня царь Израилев, обнажившись сегодня пред глазами рабынь рабов своих, как обнажается какой-нибудь пустой человек!” (

2Цар.6:20)

Мысли формируют наши слова, а затем и поступки. Чем сердце Мелхолы было наполнено, то и вылилось из ее уст при встрече с мужем. Очень яркая картина, правда? Жена встречает любимого мужа у дверей после совершенного им служения! Мелхола вышла к Давиду с невидимыми ножницами, или лучше сказать – с топором, которым быстро срубила его парящие крылья! Сколько жен умудряются сделать то же самое со своими мужьями, как только они переступают порог родного дома. Можно было бы привести здесь разнообразные язвительные реплики многих женщин с «перечной» интонацией, но мне подумалось, что такого “добра” и без того хватает в нашей жизни, чтобы озвучивать его еще раз. Сколько таких Давидов, возвращаясь в приподнятом настроении с домашней группы, вечернего собрания, молодежного общения или еще какой-то важной встречи, хранят улыбку или сладость на сердце, подаренную Богом от пережитого благословения! Они несут эту свечу в свой дом для того, чтобы поделиться светом с любимой женой, а она холодным выдохом превращает этот огонек в сосульку…

Мелхола сама загубила свое благословение, высмеяв мужа в его радости. Она была неспособна благоговеть вместе с ним, поэтому должна была отыграться – ей хотелось язвить. Не смиренному сердцу любое служение, направленное на ближнего или на Господа, будет казаться унижением. Сколько служителей слушали лекции своих жен, о том, как их должны уважать окружающие, какие почести им нужно требовать от ближнего и что их чрезмерная доброта побуждает других пользоваться ими. Может, это и правда, но что тогда есть служение – если не жертва самоотдачи?
Пытаясь унизить мужа, Мелхола унизилась перед Господом сама.

Третье проявление синдрома Мелхолы – дерзкая клевета и осуждение. Предыдущие стихи заведомо дают нам одну важную деталь о Давиде:

“Давид скакал из всей силы пред Господом; одет же был Давид в льняной ефод.”

(2Цар.6:14)

В параллельном месте сказано так:

“Давид был одет в виссонную одежду, [а также] и все левиты, несшие ковчег, и певцы, и Хенания начальник музыкантов и певцов. На Давиде же был [еще] льняной ефод.”

(1Пар.15:27)

То есть, Давид был одет в двойную одежду, что никак не позволило бы ему оголиться и быть пристыженным перед окружающими. В двух местах Писание упоминает этот факт, аргументируя целомудренность царя. Мелхола же поспешила обвинить его в том, чего не было. Если бы она была рядом, то этот факт был бы очевидным, но из далекого окна, увы, невозможно рассмотреть деталей, поэтому легче домыслить. Не присутствуя рядом с мужем в его служении, можно легко найти причину для гнусных подозрений. Как, оказывается, легко опорочить кого-то, если в сердце нет места для Бога! Критичность и женская логика способны на многое, их союз часто порождает лживые осуждения.  
Писание не заставляет нас долго ждать, чтобы узнать дальнейшую долю дочери Саула. Сразу после ответа Давида мы читаем:

“И у Мелхолы, дочери Сауловой, не было детей до дня смерти ее.”

(2Цар.6:23)

Нам ничего не сказано о детях Мелхолы от первого брака. Они могли быть, а могло их и не быть. Также нигде не написано, что женщина была бездетна или бесплодна. Поэтому данные слова можно понимать двояко. Первая мысль очевидна – Господь заключил чрево Мелхолы, поэтому она больше не имела детей. Но тогда почему так прямо и не сказано? Лично мне кажется, что здесь дело в другом. Следуя ходу повествования и контексту – напрашивается другая причина ее тяжкой доли. Мелхола попросту могла стать противна Давиду после такого отношения к нему так, что он отказался разделять с ней супружеское ложе… Сначала идет духовное разъединение, за ним – моральное, а затем – и физическое. 

Мелхола могла бы стать великой женщиной великого мужчины, царя и человека по сердцу Бога. Но она сама избрала свою судьбу, прежде всего отстранившись от Господа, а затем – зачав в себе презрение и к законному мужу. Пусть Бог сохранит сегодня жен служителей от этого заразного синдрома, дабы они разделяли радость и благословение от совместного служения со своими дорогими мужьями. 


Источник: Мысли молодой христианки

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *