Душа за душу

Несколько лет назад мир содрогнулся от вести о катастрофе Боинга компании «Пан-Америкэн», который вылетел из Лондона в Америку и рухнул у города Локерби. Погибли больше 200 человек. Среди них, к несчастью, и евреи. Но заказали билеты еще десятки евреев, и по разным причинам, по милосердию Творца, не попали на этот гибельный рейс. Чудеса, которые к этому привели, были потом у всех на устах.

Один мальчик пошел в туалет и не справился с замком. Пока слесарь аэропорта освободил его из заключения, закончилась посадка. Так спаслась вся семья. Почему именно перед этим полетом на подъезде к аэропорту вдруг возникла тяжелейшая дорожная пробка, в которой застряли такси и частные автомобили, так что многие евреи опоздали к назначенному времени? Другой пассажир рассказал, что услышал о постройке нового терминала, и у него возникло детское желание увидеть его. Ради этого он поменял билет. Эти и подобные истории о том, как Творец спас жизнь этих людей, получили широкую известность среди евреев. И люди задумались о том, что все, что им порой кажется неудачей и неприятностью, — мин ашамаим — все от Небес.

Вскоре после трагедии с самолетом «Пан-Америкэн» я полетел по делам в Лондон и зашел к хорошему знакомому. Сразу при встрече он вынул из нагрудного кармана билет на этот рейс и с большим волнением показал его. Я взглянул на него и понял, что встретил человека, который избежал смерти. «Этот билет я храню в кармане, на сердце, как свидетельство о чуде, которое меня спасло». Дальше я приведу его историю, как услышал от него, от первого лица.

В ту неделю, в четверг вечером в Америке должна была состояться свадьба моих родственников. Я решил лететь утром того дня, чтобы к вечеру поспеть на это событие. Зная, что билеты на этот рейс обычно трудно достать, я заказал их заранее, в начале недели. Но в понедельник у меня вдруг схватило спину, начались ужасные боли. Семейный врач осмотрел меня, сказал, что есть небольшие проблемы с позвонком и посоветовал на пару дней лечь в больницу. Я был в это время очень занят, но согласился, понимая, что с такими болями ничего не смогу делать. В больнице, выяснилось, что, слава Б-гу, я вовремя пришел, на той стадии, когда еще не трудно было исправить положение с позвонком. Я получил надлежащее лечение, и поправился. Боли прошли, я собирался выписываться. И тут идет по коридору навстречу уважаемый человек, известный талмид хахам (ученый Торы), который потрудился навестить меня, несмотря на почтенный возраст. Да, мы молимся в одной синагоге, но разве это причина для таких хлопот? И ведь я уже, слава Творцу, не больной… Меня очень тронули его усилия. Мы нашли тихий уголок, чтобы спокойно поговорить. Мой дорогой друг, назову его здесь рав Менаше, поинтересовался моим состоянием и с сочувствием меня выслушал. Среди прочего он спросил: «У вас на этой неделе в семье свадьба, сможешь ли на нее попасть»? Я ответил, что сегодня выписываюсь, а утром в четверг лечу в Америку, чтобы вечером быть на хатуне. Но раву Менаше такой план не слишком понравился: «Если вылетишь из Лондона в четверг утром и прямо с самолета поедешь на свадьбу, будешь вымотан дорогой и не сможешь танцевать от всей души, радоваться со всей семьей… И еще — добавил рав Менаше, с любовью и заботой, — у тебя была нелегкая неделя: боли, госпитализация, лечение. Одного этого хватит, чтобы отягчить сознание человека». «Что делать, — спросил я, — не ехать на свадьбу?» А в руке держал билеты, которые уже купил, не говоря всего, что мог бы сказать. «Вот мое мнение, — сказал рав Менаше тоном рава, выносящего решение, что меня очень удивило, — выезжай из Лондона в среду. В Америке будешь в день накануне свадьбы и немного отдохнешь. Восстановишься после больницы, и на свадьбе будешь радоваться». Я подумал и решил, что действительно могу это сделать. Изменить время полета — дело обычное. Так и решил… Поблагодарил горячо рава Менаше за беспокойство и совет, проводил до машины, и мы расстались. А потом закралось сомнение, стоит ли, чтобы «радоваться» на свадьбе, менять билет, приезжать на день раньше? Но мои сомнения не стоили участия, заботы и трудов рава Менаше ради меня. Я не мог отказаться от его совета и поменял билет с утра четверга на среду. Но его визит удивил не только меня. Шофер рава Менаше потом рассказал мне, что тот сам не понимал по дороге из больницы, зачем он меня навестил…

Поехал к человеку, который с легким недомоганием лег в больницу, а на следующий день выписывается?.. Но так было. Вечером я вышел из больницы и в среду, по совету рава Менаше, полетел в Америку. А в четверг уже там узнал о трагедии с самолетом, которая меня миновала. Меня поразила рука Провидения, которая направила рава Менаше, чтобы совет его уберег меня от неминуемой смерти. Конечно, я сразу ему позвонил, и со слезами в голосе сказал, что он был верным посланником. Рав Менаше от волнения не мог говорить. А потом сказал: «Нет у меня руах акодеш (дара предвидения). Это с Небес меня направили к тебе выразить сочувствие и спасти». На свадьбе я плясал с такой «радостью», как никогда в жизни. Но если думал, что это вся история с чудесами, то в Лондоне понял: мне известно лишь ее завершение.

Там я узнал предысторию моего спасения: возмещение старого долга. Это замкнуло круг, о котором помнил лишь Тот, Кто ничего не забывает. На следующей неделе по возвращению в Лондон меня позвали в дом рава Менаше. — Знаешь, — начал он, — мне вдруг вспомнился эпизод времен второй Мировой войны. Легкое облачко набежало на лицо рава Менаше. Погруженный в свои мысли, он тихо начал рассказ. — В первые дни войны я прятался в квартире многоэтажного дома. На этом этапе наши враги, да сотрется их имя, разыскивали мужчин и посылали их якобы на принудительные работы, откуда они уже не возвращались… Я скрывался там и целыми днями занимался Торой. Напротив моей квартиры жила праведница. Ее мужа забрали, и она все время старалась достать для меня еду, считая заслугой помогать человеку, занятому Торой. Всякий раз при начале обысков, она, услышав на улице солдат, бежала предупредить меня, чтобы я не выходил из укрытия. Но однажды я вышел из квартиры. И вдруг снизу раздались грубые голоса, по лестнице застучали сапоги. Кровь застыла в жилах — некуда бежать. В этот миг праведница открыла свою квартиру и поманила меня к себе. Она показала мне укромное место за настежь открытой входной дверью. В дверь начали барабанить кулаками. Праведница сразу ее открыла и встала рядом, а потом вежливо спросила солдат, что они хотят. — Где твой муж? — закричал солдат. — Где взрослые дети? — заорал он свирепо, стоя в дверном проеме. А она ответила тихо: — Вы уже забрали у меня мужа и старших детей. Никого здесь нет, кроме маленьких. Я услышал из-за двери, как солдаты ворвались в квартиру, разбежались по комнатам, начали все громить в поисках людей. Открывали шкафы, заглядывали под кровати, поднимали перины. «Слушай, — услышал я крик через дверь, и душа моя замерла от страха, — мы устроим обыск во всем доме. Если найдем кого-то, ты и он заплатите своей жизнью. Мы тебе даем последний шанс. Скажи сразу, — закричал он еще страшнее, — в доме прячется кто-то?!» Губы мои задрожали, не выдаст ли? Разве она обязана рисковать ради меня жизнью. Ужас сковал меня. Одно движение, дверь прикроют, и все станет ясно… Но дверь оставалась настежь открытой, а праведница стояла на месте, отвечая: «Никого здесь нет, господа. Мужа и детей моих уже нет целый месяц, только я здесь, да мои малыши. — Откуда она взяла столько сил, чтобы это сказать так уверенно и спокойно? И она продолжила. — Ищите, сколько угодно, все равно никого не найдете»… Я замер. Она готова была отдать за меня свою жизнь. В ужасе я сдерживал дыхание. Прошло несколько минут, наступила тишина, я услышал топот этих зверей вниз по лестнице и наружу. Белая как снег открыла эта праведница дверь и выпустила меня наружу. У меня перехватило дыхание, я не мог выразить благодарность за ее благородство, меня все еще не отпускал ужас. Тихим шепотом, на перехвате дыханья я сказал, что Творец ей воздаст за ее доброту и спасет ее жизнь. И сразу ушел в свое укрытие. Прошли дни войны со всеми их ужасами, но, по милосердию Небес, я остался жив. Однако этот случай не уходил из памяти, что бы со мной не происходило, до сего дня… Как же я радовался, когда услышал, что эта праведница осталась в живых и удостоилась создать новую семью, достойную и счастливую.

Рав Менаше сделал паузу и глубоко вздохнул. Меня очень взволновала его история, но я не понимал, зачем он позвал меня, чтобы рассказать ее. Да, подумал я, жизнь, жизнь… Все борются за жизнь, все хотят жить. Так было и будет. — И вот, — задрожал голос рава Менаше, чтоб он был здоров, — эта праведница — твоя бабушка, мать отца. Как во сне я слышал дальше его слова, будто голос свыше: — Кто знает? Может, так устроили на Небесах на прошлой неделе, чтобы воздать ей добром за добро. И я стал посланником к ее внуку, чтобы спасти тебе жизнь. Как она сделала для меня. Так исполнилось веление: душа за душу…

Рассказал – Барух Лев.

Источник: www.facebook.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *