А БЫЛА ЛИ ВИНА?

После двух тысячелетий христианства, после коммунизма и фашизма, подвергавших коллективному наказанию народы за немногих героев из их среды, сопротивлявшихся оккупантам, понадобился авторитет первосвященника, чтобы объявить народ, к которому принадлежал Праведник и среди которого Он жил, невиновным в Его убийстве. Ведь известна ещё со времен римского права истина: за каждым преступлением стоит его совершитель, один или несколько, но обязательно конкретных лиц.

Соответствующие указания в Евангелиях имеются: “Как предали Его первосвященники и начальники наши для осуждения на смерть и распяли Его” (Лк. 24,20). Таким образом, на самый поверхностный взгляд видно, кто был предателем и кто – совершителем казни. Желающий докопаться до окончательной истины и решившийся прочесть греческий текст, найдет в нем слова, которых нет в русском переводе и которые, дополняя общую картину, раскрывают всех участников заговора. Вот это место в русском переводе:
«Знал же это место и Иуда, предатель Его, потому что Иисус часто собирался там с учениками Своими. Итак, Иуда, взяв отряд воинов и служителей от первосвященников и фарисеев, приходит туда с фонарями и светильниками и оружием” (Ин. 18, 2–3). А вот, то же место в греческом тексте (русский перевод автора): “То место знал и Иуда, тот, кто Его предал, потому что неоднократно Иисус ходил туда со Своими учениками. Итак, Иуда направляется туда с Римскими солдатами и храмовой стражей, которую послали с ним архиереи и фарисеи”.

Здесь картина более ясная. Прежде всего, конечно, не Иуда берет с собой стражу, а его отпускают с ней начальники, а какие-то непонятные воины оказываются главными персонажами во всей этой компании, потому что это солдаты римского гарнизона, находящиеся естественно в подчинении у своего начальника – Пилата – и, соответственно, им посланные. Вот теперь все действующие лица раскрыты. Возглавляет всю “операцию” Пилат, как и положено оккупационной власти, а науськивают его коллаборанты из высшего духовенства, страшно боявшиеся нового пророка, как и любого, впрочем, народного вождя, могущего разрушить их симфонию с римской властью. А в этом симфонии они были заинтересованы не меньше, чем в своей собственной власти, которую римляне обеспечивали.

Напрашивается естественный вопрос: причем здесь весь еврейский народ и в чем его вина? Гражданской властью у него были иноземные завоеватели, церковную он не выбирал, её ему тоже навязали, Пророка весь народ узнать не успел, слишком быстро с Ним расправились, а те тысячные толпы, которые успели, были от него в восторге, кричали: “Осанна сыну Давидову”. Кричавших же “распни Его” было всего несколько сотен “наших” (точнее, около 300 человек – именно столько вмещал двор прокуратора, по данным археологов), из храмовых прислужников и прочих прикормленных. Единственной виной этого народа можно признать лишь ту, за которую его ненавидели и убивали и до Христа, а именно – его избранность, которой завидовали, подобно тому, как Каин завидовал Авелю. А уже много времени спустя после пришествия Христа отец психоанализа Зигмунд Фрейд, знаток более глубоких, подсознательных причин поведения человека, заметил: ненавидят не потому, что распяли, а потому что родили.

И в самом деле, даже в обычном, бытовом языке мы говорим “этот гений рожден таким-то народом” (например: “Сократ – великий гений греческого народа”). Но никто никогда не говорил, что такой-то народ является убийцей своего гения. Греки убили Сократа – более нелепое утверждение, кажется, трудно придумать, но почему-то по отношению к Христу и евреям оно срабатывает.

Впрочем, это не такая уж неразрешимая загадка. Чтобы ответить на нее, придется углубиться в историю Церкви, а именно в тот ее период, когда она стала государственным институтом Римской империи и на нее была возложена идеологическая задача или миссия укрепления единства государства, на что оказалось неспособным язычество. И была придумана, а точнее – взята в готовом виде, старая антисемитская идеология, подновленная на христианской почве бывшими язычниками, крестившимися, но при этом так и не ставшими “новым творением” или тем новым человеком, о котором говорил им апостол Павел в своих посланиях.

Чиновники от государственной религии нередко заменяли опытное познание Бога теоретическим знанием о Боге, без полного перерождения по образу Христа, предпочитая тонкие диалектические рассуждения об этом образе. Ну а вместе с Константином в Церковь хлынули языческие массы, воцерковление которых было делом сложным, а надо было как-то их в Церкви удерживать. Был найден легкий способ с помощью нехитрой идеологии, которая учила, что был у Бога избранный народ – еврейский, но он не принял своего Спасителя и за это был наказан. Отсюда следует, что теперь избранный народ –христиане, то есть граждане империи, и поэтому все должны ходить в церковь, а кто будет уклоняться, того постигнет участь евреев. Так и повелось с тех пор: когда власть задумывает скрыть свои преступления и церковные князья ей в этом стараются помочь, они тут же хватаются за подручное средство, с помощью которого ловко отводят от себя удар. “Евреи виноваты” – это как крик на рынке “Держи вора!”, рассчитанный на простаков, которых легко направить не в ту сторону.

Евангельская весть обращается к внутреннему миру человека, принимающий её из пассивного наблюдателя превращается в активного участника жизненного процесса, несущего персональную ответственность за все, что происходит в нем самом, в семье и обществе. Таков библейский взгляд на мир, выраженный пророками, призывавшими к покаянию, т.е. к тому, чтобы в бедах личной и общественной жизни признать свою вину и понести ответственность за неё перед Богом. С этого начинается христианство и кончается антисемитизм, как способ утверждения себя за счёт унижения другого, что пока ещё не вполне осознано теми, кто считает себя христианами.

Иеромонах Иосиф

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *