С новым годом, со старым «счастьем»


Вновь и вновь, при завершении года по григорианскому календарю, мы слышим один и тот же вопрос: должны ли мы участвовать в праздновании «нового года»? Нужно ли наряжать елку? Как относиться к «деду морозу» и снегурочке?

С незапамятных времен празднование нового года было присуще всем народам, населявшим землю. Однако, не было единства в вопросе даты начала года. Народы создавали календари, связывая их с историческими событиями, либо с древними мифами. Россия до 1699 года жила по календарю с летоисчислением от создания мира. Год начинался 1 сентября. Петр I, своим указом от 15 декабря 1699 года, установил начало года с 1 января. Он изменил также начальную точку летоисчисления, отправной точкой нового календаря стала дата рождения Христа, что соответствовало западноевропейскому календарю. Таким образом, на Руси сразу после 31 декабря 7208 года от сотворения мира, наступило 1 января 1700 года от Рождества Христова. Нужно иметь в виду, что дата рождения Христа Петру 1 не была известна. Царским указом было так же предписано украшать дома в новогоднюю ночь ветвями хвойных деревьев. Петр 1 не был оригинален в своем новшестве, так как в язычестве и прежде использовали колючие ветви, чтобы они отгоняли злых духов и не позволяли им испортить праздник. Нововведение Петра 1 открыло дверь и другим языческим обрядам. Появились обрядовые кушанья: блины, вареные яйца, особые пироги. Часть этой еды приносилась в жертву богам плодородия. Празднования сопровождались обрядовыми плясками ряженных в особые одежды, лица которых были скрыты под масками. Не сложно заметить взаимосвязь с сегодняшними маскарадами, обильным потреблением пищи и спиртного во время новогодних застолий.

Не всем нравилось это празднество, так Аристотель, к примеру, крайне негативно относился к празднованию языческого нового года и называл его «добровольным сумасшествием», так как нередко празднование превращалось в массовое опьянение и вело к запоям. Все это сильно напоминает вакханалию — празднование в честь фракийско-фригийского бога вина — Вакха, которое обычно выливалось в различные излишества, оргии и непристойные действия.

Что же касается «деда мороза», то первоначально он появился на Руси, как «дед-трескун». Его часто называли просто дедом. Народ представлял его в виде старца с длинной белой бородой, который своим посохом управлял смертью. За плечами у него был мешок для сбора приношений, который потом превратился в мешок с подарками за плечами «деда мороза». Согласно легендам в день зимнего солнцестояния этого дедулю надо было умилостивить. Ублажали его юной девственницей, которую привязывали к дереву и оставляли замерзать в дикий мороз. Если за день она застывала — значит, жертва принята. Постепенно образ «трескуна» преображался, превращаясь в доброго «деда мороза». К началу XX века дед стал окончательно добрым благодаря известной детской песенке «В лесу родилась елочка», написанной поэтессой Раисой Кудашевой в 1903 году. А замерзшая в лесу девственница превратилась в снегурочку.

Внешне многое изменилось, но суть языческого поклонения осталась. Для кого-то этот праздник кажется безобидным. Что плохого в том, что у нас в доме стоит елка? Игрушки, лампочки, свечки, это так красиво, это создает настроение. Все радуются, всем весело. А я вспоминаю события, описанные в книге Исход32:18-21. Они тоже веселились и были радостными, а в центре веселья был идол. Мало кто сегодня задумывается, что под блеском «новогодней мишуры», сентиментальностью наряженной елочки и светом гирлянд, скрывается далеко небезобидные образы. Сейчас уже нельзя с определенностью сказать, откуда появилась наряженное хвойное дерево. Большинство исследователей вопроса склоняются к тому, что обычаи, связанные с «рождественской» елкой, зародились достаточно поздно среди протестантов Германии, в конце XVII века. То есть наряженная ель – это продукт эпохи Нового Времени, времени — торжества рационализма, скептицизма и атеизма. И именно в эту смутную эпоху, в XVIII веке, рождественские деревья стали украшать на всем пространстве Западной Европы.

Каждый из нас свободен решать, кому и как поклоняться, какие праздники праздновать и чему учить своих детей. Однако обращаю ваше внимание на то, что ни Йешуа, ни апостолы никогда не праздновали языческих праздников, они были евреями и жили как евреи, чтя праздники Божьи. Кроме того празднование рождества Христова с хороводами вокруг языческих елок скорее похоже на бунт, чем на поклонение Господу. Не могу также не сказать о том, что наш истинный Господь Йешуа родился не в декабре, а в праздник Суккот, о чем свидетельствует Писание. А 25 декабря почиталось днем рождения языческого бога Митра и злые уста объявили этот день днем «рождества Христова».

Лев Фалькович

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *