ЗАМЕТКИ ИЗ ИЕРУСАЛИМА — ИЮЛЬ 2010

18 июля 2010 года

Шалом, хавэрим!

Вечером вступим в день 9 Ава, день траура и поста, годовщину разрушения Храма. День, в который каждый еврей с особой силой ощущает отсутствие Храма и печаль по этому поводу, но в который и помнит, что есть обещание, данное Всевышним через пророка: однажды этот траур обратится в праздник.

Несколько дней назад довелось мне с одним человеком обсуждать вопрос о том, почему евреи в Шаббат не играют на музыкальных инструментах. Человек хороший, добрый, не еврей, христианин, но хорошо владеющий ивритом и многое знающий из еврейской традиции. Сам музыкант, он очень как-то расстроился, что есть такая традиция у евреев. Даже стал что-то говорить о том, что это противоречит Торе… Я не стал его расстраивать и рассказывать ему, что это установление мудрецов распространяется не только на Шаббаты, но вообще на все дни года. Вот что пишет об этом Рамбам: «Со времени разрушения Храма, установили мудрецы того поколения, чтобы не облицовывать дома камнем, но только покрывать их немного штукатуркой и оставлять  совсем неотделанное место в память о разрушении. И на каждом застолье оставлять пустое место для одного прибора, чтобы была память о Храме, и женщина, покупающая украшение, отставляет одно из звеньев его, один из элементов его, чтобы не было это украшение цельным. И на свадьбе жених посыпает голову пеплом. И постановили не играть на музыкальных инструментах. А если кто-то все же делает так, то запрещено радоваться под эту музыку и вслушиваться в нее из-за скорби о Храме». Конечно, сейчас подавляющее большинство людей многое из этого не соблюдает, только на каждой свадьбе жених наступает ногой на бокал или стакан, чтобы черепки-осколки напоминали о разрушенном Храме. И все же и все же, у очень многих евреев печаль о разрушенном Храме не уходит никуда.

Мне, например, довольно трудно смотреть на всякие популярные фотографии Иерусалима, на которых на месте Храма гордо красуется золоченый купол. И даже не в том дело, что евреи, живущие вокруг Храмовой горы искусственно отсечены от нее. Каждый взгляд на этот купол — это напоминание о том, что наше поколение — это поколение разрушителей Храма. Потому что если Храм не восстановлен при нас, в этом есть наша вина. Это значит, что и наше поколение не вернулось к той чистоте отношений с Богом, которая обеспечит восстановление Храма. А раз так — мы тоже разрушаем Храм. Разрушаем тем, что не живем так, как нам заповедал Всевышний.

Это еще и напоминание о том, что мы мало печалимся из-за разрушения Храма, что наша увлеченность суетой, достижениями, служениями, удовольствиями превосходит наше желание видеть времена Мессии, когда «все остальные из всех народов, приходивших против Иерусалима, будут приходить из года в год для поклонения Царю, Господу Саваофу, и для празднования праздника кущей». Обращаем ли мы внимание на слова из книги Откровение: «Блажен и свят имеющий участие в воскресении первом: над ними смерть вторая не имеет власти, но они будут священниками Бога и Христа и будут царствовать с Ним тысячу лет». Задумываемся ли, что священники Бога могут нести свое служение только в Храме Божьем? А если так, то неужели мы не должны печалиться о том, что Мессия все еще не установил свое царство зримо и свидетельством тому — отсутствие Храма?

Сказали наши мудрецы, что 9 Ава, во время разрушения Храма (а в эту дату был разрушен не только Второй Храм, но и Первый), родился Мессия. Конечно, они не имели в виду определить точную дату его рождения. Они хотели сказать, что плач и скорбь по разрушению Храма — искренние и единодушные — приведут к откровению Мессии, потому что благодаря страданию приходит спасение… И тогда исполнится обещанное: «так говорит Господь Саваоф: пост четвертого месяца и пост пятого, и пост седьмого, и пост десятого соделается для дома Иудина радостью и веселым торжеством; только любите истину и мир».

Будем живы бээзрат аШэм!

22 июля 2010 года

Шалом, хавэрим!

Для начала порекомендую вам побывать на сайте www.dvaryoseph.com — думаю, многим из вас будет интересна размещённая там информация.

Ну, а теперь к делу! Вернее, к нашим иерусалимским делам.

На гербе города Иерусалима изображен лев, символ колена Иуды, на территории которого Иерусалим расположен. Мне этот факт приятен, потому что на гербе того города, где я родился, тоже изображен лев. Но львов теперь нет ни в Иерусалиме, ни в округе. Разве что в зоопарке. Котов и кошек — полно. А львов нет. Да и что такого во льве на гербе? Совершенно обычное дело…

А у меня вот время от времени появляется идея поместить на гербе нашего города нечто иное… Чем дальше, тем больше эта идея мной овладевает… Правда, вряд ли кто с этой моей идеей согласится: лев ведь воспринимается как символ силы, власти, могущества, царственности. Я же думаю о детской коляске. Не такой, в которой ребенок лежит, а о прогулочной, в которой дети сидят. О складной такой, легкой прогулочной детской коляске. Потому что это самое распространенное и одно из самых воодушевляющих зрелищ в Иерусалиме — женщина, толкающая такую коляску. Таких женщин можно встретить всегда и везде, но в районах с преобладанием религиозного населения и в Шаббат их можно встретить намного чаще. Только в Шаббат они идут степенно, прогуливаются. А в будние дни — торопятся, поспешают. Так почему бы на герб Иерусалима не поместить изображение женщины, толкающей коляску?

Иерусалим расположен на горах, поэтому улицы в основном направлены вверх или вниз, спуски чередуются с подъемами, гладкий тротуар с лестницами, и везде, везде — женщины, толкающие коляски. Можно видеть, как с колясками (и с детьми в них!) они садятся в автобус, въезжают в магазин, грузятся в машины. И все это ловко, споро. Причем, в отличие от Москвы, здесь женщины редко принимают помощь в том, чтобы поднять или спустить коляску с ребенком по ступенькам: они сами с этим так ловко справляются, что понимаешь — твоя помощь только помешает им.

Недавно с восхищением наблюдал, как молодая мама из ультраортодоксов за какие-то пару десятков секунд, пока такси стояло на светофоре, успела выскочить из машины, выгрузить из багажника коляску и штуки четыре сумок, потом взять с заднего сиденья такси ребенка и еще несколько сумок, отдать таксисту деньги, захлопнуть дверку машины и убрать все свое хозяйство с проезжей части… Не сомневаюсь, что и дальше она управилась столь же ловко, правда я этого уже увидеть не мог: загорелся зеленый, мы все поехали вперед, в том числе и весьма довольный таксист…

А вот еще недавно был я в гостях у моих добрых знакомых, к ним также пришла семья еще одних наших знакомых, харедим. Молодые люди, у них две маленькие дочки, сейчас ждут мальчика. Две маленькие дочки — две коляски, потому что как иначе ехать на окраину города, как справиться с холмами и автобусами. Когда пора уже было расходиться, девочек посадили в коляски, одну взял папа, другую мама — и поехали! Все это напомнило мне голливудские фильмы. Знаете, там часто показывают, как добрый герой готовится расправиться со злыми героями и решительно достает оружие из своего (обычно потайного) арсенала: клац-клац — отщелкнуты замки чемодана, вжик-вжик — расстегнуты молнии на сумке, звяк-звяк — собрана винтовка и щелк — последним точным движением вставлен магазин с патронами. Вот примерно так же ловко и споро собирались мои приятели! Клац-клац — разложена коляска, вжик-вжик — ребенок посажен в нее, как надо, оп-оп — руки точно легли на ручки коляски… И точная походка, точные движения — чтобы коляска двигалась равномерно, а ноги бы об нее не спотыкались… Впереди идет глава семейства, развеваются полы его лапсердака, раздается в стороны окладистая борода, под широкими полями черной шляпы в такт шагам покачиваются пейсы. Мама тоже не отстает, толкает коляску с младшей дочкой, слегка наклоняясь вперед, хотя объемистый уже живот слегка и мешает. Право, можно снимать кино!

Вырастить кучу детишек совсем не просто. Это накладно, многодетные семьи не часто бывают богатыми. Это очень трудно физически: детей ведь надо выносить, родить, выкормить, потом воспитать и научить. Но традиционно для евреев обилие детей — это символ счастья, это признак благословения. Помните обещание Всемогущего Аврааму: «ходи предо Мною и будь непорочен; и поставлю завет Мой между Мною и тобою, и весьма, весьма размножу тебя»? Или слова псалмопевца: «Благословит тебя Господь с Сиона, и увидишь благоденствие Иерусалима во все дни жизни твоей; увидишь сыновей у сыновей твоих. Мир на Израиля!»? Я тоже очень хочу увидеть сыновей сына моего. Дочерей дочери моей вижу, а сыновей сына пока только жду…

Все эти детишки: еще сидящие в колясках и уже выросшие из них, маленькие и побольше — это наше благословение, наше будущее. Мне нравится, что в Иерусалиме много детей. Из хороших детей не всегда вырастают хорошие взрослые, бывает, что вырастают и плохие. Но если не будет детей, то некому будет и вырастать… Так что я радуюсь, когда очередной раз вижу женщину, толкающую коляску…

На днях мы ездили помолиться к Стене. Когда я уже завершил свою молитву и ждал, пока закончит свою молитву моя жена, увидел, как три религиозных еврея (в лапсердаках, шляпах, чулках) вели к Стене группу мальчишек. Маленьких мальчишек, в возрасте 4-5-6 лет. Такие себе классные пацаны! Тёмные, светлые, черноглазые и голубоглазые, даже рыжий попался. Все в кипах, уже с довольно длинными пейсами, завивающимися в локоны. Не знаю, впервые ли они шли молиться к Стене, но их наставники явно выглядели исполненными важности, значимости момента. А мальчишки… Они шли спокойно и стройно, хотя и переговаривались друг с другом. В моём сердце всё это оставило картину светлую, чистую, очень добрую. Растите, мальчишки! Молитесь, мальчишки! Благословляйте Всевышнего — и он благословит Иерусалим…

А что? Может быть, добавить на герб города ещё и улыбающуюся физиономию пейсатого пацана?!

Будем живы, бээзрат аШэм!

You may also like...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *