ОТЕЦ ИЛИ МАТЬ?

Когда вы опечалены, к кому обращаетесь в первую очередь — к отцу или к матери? Когда я прошу совета у отца, он, как правило, говорит о том, что в нашей жизни происходит всякое и наша задача — преодолеть все невзгоды. С годами и опытом, добавляет он, все мои проблемы кажутся не такими серьезными и уж конечно менее значительными. После этих слов у меня возникает ощущение, будто меня обманули — в конце концов, речь ведь идет о моей проблеме — но затем проблема видится мне не такой значительной, и я вижу способ ее решить.

Обращаясь к матери, я слышу, что она прекрасно понимает, что я сейчас переживаю. Она плачет вместе со мной, и я понимаю, что мое горе для нее так же болезненно, как и для меня. Благодаря ее состраданию, я вижу, что моя проблема меняет тональность. Она уже не является бессмысленным грузом, тяжесть которого тянет меня вниз, тяготит мое сердце и разум и отрезает от всего мира. Она становится окружающей меня реальностью, которую мне предстоит завоевать, силой, которую нужно обуздать. Моя проблема не становится меньше, но с ней можно справиться. Более того, можно обратить ее силу в свою пользу.

«Как отец переживает за своих детей, — сказано в Тегилим, — так и Творец сопереживает тем, кто благоговеет перед Ним». «Как человек, которого утешает мать, — сказано в Книге пророка Йешаягу, — так и Я буду утешать тебя». Где же истина? Кто для нас Всевышний — отец или мать?

Является ли Создатель сверхъестественной силой в нашей жизни, грозным и убедительным голосом, побуждающим нас выйти за пределы собственных возможностей здесь и сейчас? Или Он — источник утешения и успокоения, который сообщает нам о том, что любой наш опыт имеет свой вес, и все, что мы знаем и чувствуем, можно приручить, обуздать и завоевать?

«Утешь, утешь Мой народ», — читаем мы в гафтаре к недельной главе Торы, открывающей семь отрывков, чтение которых приходится на период после трех недель скорби по разрушенному Святому Храму и изгнанию народа Израиля. «Я, Я твой утешитель», — говорится в еще одном из этих отрывков. И в данном случае эти повторы приведены не для придания строкам поэтичности. В Мидраше сказано, что этими повторами Всевышний говорит: «Я исполню обе роли, став тебе и отцом, и матерью».

Янки Таубер

Перевод Шейндл Кроль

You may also like...

1 Response

  1. Ольга Дорофеева:

    Слава Господу, что мы не сироты, а имеем Всемогущего отца и мать

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

%d такие блоггеры, как: