ПРАВЕДНЫЙ ВЕЛОСИПЕДИСТ

На стену почета Сада Праведников народов мира иерусалимского мемориального комплекса «Яд Вашем» скоро будет вписано имя итальянского велогонщика Джино Бартали, ушедшего из жизни в 2000 году. «Он был не только великим чемпионом, но и просто человеком, совершившим необыкновенные вещи». Так Авнер Шалев, директор мемориала, прокомментировал решение признать Бартали Праведником мира за то, что в годы Второй мировой войны он спас жизни сотням евреев. О героизме итальянского спортсмена было известно и раньше (в 2005 году президент Италии посмертно наградил его медалью за гражданские заслуги), но лишь недавно все подробности этой драматической истории стали доступны широкой общественности.

Джино Бартали  (1914-2000)

Джино Бартали (1914-2000)

«Нельзя проявлять равнодушие к несчастью других», — так чемпион отвечал на вопрос, что побудило его проявить героизм в то страшное для еврейского народа время — между 8-м сентября 1943-го и окончанием войны — когда Северная Италия, в том числе его родная Тоскана, была оккупирована нацистами. Джино был глубоко верующим человеком, и когда архиепископ Флоренции Элиа Далла Коста (он тоже был признан Праведником) призвал прихожан спасать своих еврейских сограждан, велогонщик тут же отозвался. Так появилась подпольная сеть, руководимая, с одной стороны, флорентийской курией, а с другой — местным раввином Натаном Кассуто. Они организовали изготовление фальшивых документов, призванных уберечь евреев от депортации. А их курьером — поистине, в скорости с ним вряд ли мог бы кто-нибудь поспорить — стал Джино Бартали.

Очень религиозная семья на всю жизнь вложила в него строгие моральные принципы и глубокую веру. Бартали даже прозвали «Джино благочестивый». Он был в негодовании, если кто-то из гонщиков позволял себе ругательства и богохульства, он молился перед едой. Одним из самых радостных моментов для него стала просьба научить кататься на велосипеде тогдашнего папы римского Иоанна XXIII. Бартали всегда поддерживал католически направленную Христианскую демократическую партию. И, конечно, Джино Бартали был единственным спортсменом, которого очень любили в Ватикане — его лично благословляли три папы римских. Бывало, что на некоторых горных этапах, где он проезжал, местные дети под руководством священника даже выходили петь церковные гимны.

Подпольная типография находилась в соседней области Умбрия, в монастыре под Ассизи. Холмы Тосканы и Умбрии — прекрасное место для тренировки велосипедиста. Бартали неустанно курсировал между Флоренцией и Ассизи. А под сиденьем велосипеда и в ручках были спрятаны документы, от которых зависели жизни ждущих их евреев. Частенько в этих путешествиях его останавливали для проверки документов (а иногда просто для того, чтобы поболтать) чернорубашечники. Бартали — к тому времен победитель «Тур де Франс» 1938 года — уже был знаменитостью. Но его велосипед ни разу не обыскали, ведь у Джинеттаччио, как любовно называли его земляки, было отличное алиби: подготовка к соревнованиям.

Однако помощь чемпиона евреям, итальянским гражданам и беженцам из других стран, этим не исчерпывалась. Благодаря итальянскому изданию Pagine Ebraiche, начавшему этой весной кампанию за признание Бартали Праведником мира, удалось получить новые свидетельства героизма велосипедиста. Из рассказа 78-летнего Джорджио Голденберга, проживающего сейчас в Израиле, стало известно, что Бартали укрывал евреев в своем доме во Флоренции. Голденберг, в то время маленький мальчик, семья которого бежала из хорватского города Риека (до 1945 входившего в состав Италии), спасся вместе с родителями и сестрой от депортации именно благодаря Джинеттаччио. «Я остался жив только потому, что Бартали спрятал нас в погребе», — поведал газете Pagine Ebraiche Голденберг.

О признании Бартали Праведником мира ратовала и дочь раввина Кассуто, Сюзанна Эврон Кассуто. Именно она рассказала сотрудникам «Яд Вашема» подробности о помощи, оказанной велогонщиком евреям. Сама Сюзанна узнала их от своей тети, которая расспрашивала Бартали о том роковом времени под предлогом того, что хочет побольше узнать о жизни своего брата, раввина. «Нельзя было допустить, чтобы столь важная сторона биографии великого чемпиона осталась в тени. Но так уж он был устроен — он был человеком очень скромным. Но наконец-то справедливость восстановлена», — говорит Давид Кассуто, сын флорентийского раввина, в прошлом заместитель мэра Иерусалима. Те, кто, выделяясь из общего строя, рисковали жизнью ради евреев, «вернули итальянцам утраченную честь», замечает Давид. Но, увы, не всех удалось спасти: его отец, Натан Кассуто, погиб в Германии в возрасте 37 лет во время «марша смерти».

Анна Лесневская

Нет похожих материалов.

Комментарии

комментарии

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Loading..