ВТОРЖЕНИЕ АРАБСКИХ АРМИЙ

В ночь на 15 мая 1948 г. армии пяти арабских стран (Египта, Сирии, Ирака, Иордании и Ливана, а также «прикомандированные» подразделения от Саудовской Аравии, Алжира и ряда других государств) вторглись в Палестину. Духовный вождь мусульман Палестины Амин аль-Хусейни, который всю Вторую мировую войну был заодно с Гитлером, обратился к своим последователям с наставлением: «Я объявляю священную войну! Убивайте евреев! Убивайте их всех!». «Эйн брера» (нет выбора) – так объясняли израильтяне свою готовность сражаться даже в самых неблагоприятных обстоятельствах. И в самом деле, выбора у евреев не было: арабы желали не уступок с их стороны, они хотели истребить их всех, по сути, объявляя второй Холокост.

Советский Союз «при всем сочувствии к национально-освободительному движению арабских народов» официально осудил действия арабской стороны. Параллельно были даны указания всем силовым ведомствам оказать израильтянам всю необходимую помощь. В СССР началась массовая пропагандистская кампания в поддержку Израиля. Государственные, партийные и общественные организации стали получать массу писем (в основном от граждан еврейской национальности) с просьбой отправить их в Израиль. Активно включился в этот процесс Еврейский антифашистский комитет (ЕАК).

Сразу же после арабского вторжения ряд зарубежных еврейских организаций обратились лично к  Сталину с просьбой оказать прямую военную поддержку молодому государству. В частности, особый упор делался на важности посылки «еврейских летчиков-добровольцев на бомбардировщиках в Палестину». «Вы, человек, доказавший свою прозорливость, можете помочь, – говорилось в одной из телеграмм американских евреев на имя Сталина. – Израиль заплатит вам за бомбардировщики». Здесь же отмечалось, что, к примеру, в руководстве «реакционной египетской армии» имеется более 40 английских офицеров «в ранге выше капитана».

Очередная партия «чехословацких» самолетов прибыла 20 мая, а уже через 9 дней был нанесен массированный воздушный удар по врагу. С этого дня израильские ВВС захватили господство в воздухе, что в значительной степени повлияло на победоносное завершение Войны за независимость. Четверть века спустя, в 1973 г., Голда Меир писала: «Как бы радикально ни изменилось советское отношение к нам за последующие двадцать пять лет, я не могу забыть картину, которая представлялась мне тогда. Кто знает, устояли бы мы, если бы не оружие и боеприпасы, которые мы смогли закупить в Чехословакии»?

Сталин знал, что советские евреи будут проситься в Израиль, и отдельные (нужные) из них получат визу и уедут, чтобы строить там новое государство по советским лекалам и вести работу против недругов СССР. Но массовой эмиграции граждан социалистической страны, страны-победительницы, особенно ее славных воинов, он не мог допустить.

Сталин считал (и небезосновательно), что именно Советский Союз спас более двух миллионов евреев от неминуемой гибели в годы войны. Казалось, евреи должны быть благодарны, и не ставить палки в колеса, не вести линию вразрез политике Москвы, не поощрять эмиграцию в Израиль. Вождя буквально взбесило сообщение о том, что 150 офицеров-евреев официально обратились к правительству с просьбой направить их добровольцами в Израиль для оказания помощи в войне с арабами. В пример другим, все они были строго наказаны, некоторые расстреляны. Не помогло. Сотни военнослужащих при помощи израильских агентов бежали из групп советских войск в Восточной Европе, другие использовали транзитный пункт во Львове. При этом все они получали поддельные паспорта на вымышленные фамилии, под которыми в дальнейшем воевали и жили в Израиле. Именно поэтому в архиве «Махала» (израильского союза воинов-интернационалистов) совсем мало имен советских добровольцев, уверен известный израильский исследователь Михаэль Дорфман, который занимался проблемой советских добровольцев в течение 15 лет. Он уверенно заявляет, что их было много, и они чуть было не построили «ИССР» (Израильскую Советскую Социалистическую Республику). Он все еще надеется завершить российско-израильский TВ-проект, прерванный из-за дефолта в середине 1990-х годов, и в нем «рассказать очень интересную, а, возможно, и сенсационную историю участия советских людей в деле становления израильской армии и спецслужб», в которых «было много бывших советских военнослужащих».

Менее известны широкой общественности факты мобилизации добровольцев в Армию обороны Израиля, которая проводилась израильским посольством в Москве. Изначально сотрудники израильской дипмиссии предполагали, что вся деятельность по мобилизации демобилизованных офицеров-евреев проводилась с одобрения правительства СССР, и списки убывших и готовых убыть в Израиль советских офицеров израильский посол Голда Меерсон (с 1956 г. – Меир) иногда передавала лично Лаврентию Берии. Однако позже эта деятельность стала одной из причин «обвинения Голды в предательстве», и она вынуждена была оставить должность посла. При ней успели уехать в Израиль около двухсот советских военнослужащих. Те, которые не успели, не были репрессированы, хотя большинство из них были демобилизованы из армии.

Сколько советских военных выехало в Палестину до и в ходе Войны за независимость – доподлинно неизвестно. По данным израильских источников, легальными или нелегальными каналами воспользовались 200 тыс. советских евреев. Из них «несколько тысяч» – военнослужащие. Во всяком случае, основным языком «межнационального общения» в израильской армии был русский. Он же занимал второе (после польского) место во всей Палестине.

Первым советским резидентом в Израиле в 1948 г. стал Владимир Вертипорох, направленный на работу в эту страну под псевдонимом Рожков. Вертипорох позже признавался, что ехал в Израиль без особой уверенности в успехе своей миссии: во-первых, он недолюбливал евреев, а во-вторых, резидент не разделял уверенности руководства, что Израиль можно сделать надежным союзником Москвы. Действительно, опыт и интуиция не обманули разведчика. Политические акценты резко сменились после того, как стало ясно, что израильское руководство переориентировало политику своей страны на тесное сотрудничество с Соединенными Штатами.

Руководство во главе с Бен-Гурионом с момента провозглашения государства опасалось коммунистического переворота. Действительно, такие попытки были, и они жестоко пресекались израильскими властями. Это и расстрел на рейде Тель-Авива десантного судна «Алталена», названного позже «израильским крейсером «Аврора», и восстание моряков в Хайфе, которые считали себя последователями дела матросов броненосца «Потемкин», и некоторые другие инциденты, участники которых не скрывали своих целей – установление советской власти в Израиле по сталинскому образцу. Они слепо верили в то, что дело социализма побеждает во всем мире, что «социалистический еврейский человек» уже почти сформировался и что условия войны с арабами создали «революционную ситуацию». Нужен был лишь «крепкий как сталь» приказ, говорил чуть позже один из участников восстания, ведь сотни «красных бойцов» уже были готовы «оказать сопротивление и выступить против правительства с оружием в руках». Здесь не случайно использован эпитет стали. Сталь была тогда в моде, как и все советское. Очень распространенная израильская фамилия Пелед означает в переводе с иврита «Сталин». Но последовал «плач» недавнего героя «Алталены» – Менахем Бегин призвал революционные силы повернуть оружие против арабских армий и вместе со сторонниками Бен-Гуриона отстоять независимость и суверенитет Израиля.

Валерий Яременко

Взято из журнала «Национальная оборона»

Комментарии

комментарии

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Loading..